Суббота, 18.08.2018, 02:21
Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Цитаты
Ульпиан Справедливость - постоянная и неизменная воля воздавать каждому своё. Ульпиан

Новости сайта
[19.10.2014]
Потребителям поубавят прав (0)
[19.10.2014]
Для направления СМС потребуется согласие получателя (0)
[19.10.2014]
Обновление на сайте (0)
[17.08.2014]
Ужесточение контроля за жизнью интернет-сообщества (0)
[17.08.2014]
Российским туристам разъяснили права (0)
[17.08.2014]
Обновления на сайте (0)
[05.07.2014]
Продавец, принимая некачественный товар от покупателя, обязан возместить ему проценты по потребитель... (0)
[05.07.2014]
Страховщиков предлагают подвергнуть штрафу за незаконный отказ от заключения договора ОСАГО (0)
[05.07.2014]
Нарушителям правил поведения на борту воздушного судна в будущем могут запретить летать (0)
[05.07.2014]
Обновления на сайте (0)

Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 9

Форма входа

[неофициальный перевод]
ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
СУДЕБНОЕ РЕШЕНИЕ
ЭЙРИ (AIREY) ПРОТИВ ИРЛАНДИИ
(Страсбург, 9 октября 1979 года)
(Извлечение)
КРАТКОЕ НЕОФИЦИАЛЬНОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ ДЕЛА
A. Основные факты
В июне 1972 г. муж г-жи Эйри - ирландской гражданки 1933 г. рождения, - который ранее был осужден за нанесение ей побоев, оставил супружеский кров в Корке. Жить туда он не вернулся.
В Ирландии в то время расторжение брака путем развода было невозможно. Однако супруги могли заключить соглашение о раздельном проживании. Сделав несколько безуспешных попыток заключить такое соглашение с мужем, г-жа Эйри попыталась, начиная с 1972 г., добиться судебного постановления о раздельном проживании, которое выносится Высоким Судом. Она консультировалась у юристов, но не смогла найти никого, кто бы согласился действовать по ее поручению. Бесплатная судебная помощь по делам такого рода не предоставляется, а у г-жи Эйри не было достаточно средств, чтобы самой оплатить стоимость судебного процесса.
B. Разбирательство в Комиссии по правам человека
В своей жалобе в Комиссию от 14 июня 1973 г. г-жа Эйри утверждала, что подвергалась жестокому обращению со стороны мужа, а государство ранее не защитило ее, и теперь, когда семья окончательно распалась, лишило ее возможности получить судебное решение о раздельном проживании. Нарушена статья 6 п. 1 Конвенции, поскольку она лишена права доступа в суд из-за дороговизны процесса, а также в том, что отсутствует судебная процедура, гарантирующая права и обязанности в сфере семейных отношений. Заявительница считала также, что подверглась дискриминации (статья 14), поскольку оказалась лишена судебной защиты, которой могут пользоваться состоятельные люди.
Жалоба была признана частично приемлемой 7 июля 1977 г.
В своем докладе от 9 марта 1978 г. Комиссия выразила мнение:
- единогласно, что неспособность государства обеспечить заявителю реальную возможность доступа в суд, чтобы получить судебное решение о раздельном проживании супругов, равносильна нарушению статьи 6 п. 1 Конвенции;
- что нет необходимости, учитывая это заключение, рассматривать жалобы по статьям 13 и 14 (единогласно) или статьи 8 (двенадцатью голосами против одного при одном воздержавшемся).
ИЗВЛЕЧЕНИЕ ИЗ СУДЕБНОГО РЕШЕНИЯ
ВОПРОСЫ ПРАВА
I. Предварительные вопросы
16. Правительство утверждало, что жалоба г-жи Эйри неприемлема на том основании, что, во-первых, она явно необоснованна, а во-вторых, не исчерпаны все внутренние средства защиты.
По мнению Комиссии, Суд компетентен высказываться по всем возникающим в процессе вопросам факта и права, но он не может тем не менее вынести решение о том, что Комиссия ошибочно признала жалобу приемлемой. Как заявил в ходе слушания ее главный представитель, вопрос о приемлемости может оказаться в поле зрения Суда при рассмотрении дела по существу, но Суд не может выступить как апелляционная инстанция.
17. Суд опирается в этой связи на два принципа. Согласно первому, Решения Комиссии о приемлемости обжалованию не подлежат; согласно второму, после передачи дела в Суд он, обладая широкой компетенцией, может решать и вопросы о приемлемости, ранее стоявшие перед Комиссией (см. inter alia Решение по делу Класс и другие от 6 сентября 1978 г. Серия A, т. 28, с. 17, п. 32). Сочетание этих принципов показывает, что, рассматривая такие вопросы, Суд действует не как апелляционная инстанция, а просто проверяет выполнение условий, позволяющих рассматривать дело по существу.
18. Когда Правительство утверждает, что жалоба лишена каких-либо оснований и тем самым по существу бессодержательна, то такое предварительное возражение должно быть рассмотрено Комиссией в первую очередь (статья 27 п. 2 Конвенции). После того, как это предварительное возражение отклонено, Комиссия, изучив дело по существу, должна ответить на вопрос, было нарушение или нет (статья 31 Конвенции). Различие двух выводов - отсутствие основания жалобы и отсутствие нарушения не представляет интереса для Суда в том смысле, что в обоих случаях ему надлежит вынести окончательное решение.
Иное дело вопрос об исчерпании внутренних средств защиты. Воплощенное в статье 26 правило освобождает государства от ответственности за свои действия перед международными органами, пока у них имеется возможность исправить положение в рамках собственной правовой системы (см. Решение по делу Де Вильде, Оомс и Версип против Бельгии от 18 июня 1971 г. Серия A, т. 12, с. 29, п. 50). Это правило, определяющее момент, после которого может наступить ответственность государств по Конвенции, поднимает вопросы, отличные от тех, о которых говорилось в предыдущем абзаце.
Соответственно, Суд не обязан выносить решение по первому из предварительных возражений Правительства, но должен сделать это по второму; тем более что оно выдвигалось Правительством перед Комиссией, причем своевременно (см. вышеупомянутое Решение по делу Де Вильде, Оомс и Версип против Бельгии, с. 30, п. 54).
19. Правительство настаивает, что заявитель не исчерпала внутренних средств защиты по различным направлениям.
a) Во-первых, она могла заключить соглашение со своим мужем о раздельном проживании или потребовать на основании Закона 1976 г. "запретительный приказ" или алименты (см. п. 10 и 12 выше).
Суд подчеркивает, что статья 26 Конвенции требует исчерпания только тех средств защиты, которые связаны с нарушением, явившимся предметом жалобы. Нарушение, на котором настаивает г-жа Эйри, состоит в том, что в ее случае государство не сумело обеспечить доступ в суд для решения вопроса о раздельном проживании. Однако ни мирное соглашение супругов, ни выдача запретительного приказа, ни установление алиментов на содержание такого доступа не предоставляют. Соответственно, Суд не может принять эту часть возражения.
b) Во-вторых, Правительство придает особое значение тому обстоятельству, что заявитель могла предстать перед Высоким Судом без помощи адвоката. Оно также утверждало, что от Судебного решения о раздельном проживании она бы ничего не приобрела.
Суд напоминает, что международное право, на которое делается специальная ссылка в статье 26, требует единственно обращения к таким средствам правовой защиты, которые одновременно "доступны заинтересованным лицам и... достаточны для того, чтобы обеспечить решение их жалоб" (см. вышеупомянутое Решение по делу Де Вильде, Оомс и Версип против Бельгии, с. 33, п. 60). Однако Суд не мог бы оценить, равнозначна ли возможность г-жи Эйри вести свое дело самой "внутреннему средству правовой защиты", не решив одновременно ее жалобу на основании статьи 6 п. 1 о предполагаемом отсутствии реального доступа в Высокий Суд. Довод о том, что решение о раздельном проживании супругов ничего бы не дало заявителю, тесно связан с другим аспектом ее жалобы, а именно, был ли причинен какой-либо реальный ущерб. К этому доводу Правительства Суд обратится позже при рассмотрении жалобы по существу.
II. О статье 6 п. 1, взятой отдельно
20. Статья 6 п. 1 гласит: "Каждый человек имеет право при определении его гражданских прав и обязанностей или при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявляемого ему, на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Судебное решение объявляется публично, однако пресса и публика могут не допускаться на судебные заседания в течение всего процесса или его части по соображениям морали, общественного порядка или государственной безопасности в демократическом обществе, а также когда того требуют интересы несовершеннолетних или для защиты частной жизни сторон, или - в той мере, в какой это, по мнению суда, строго необходимо - при особых обстоятельствах, когда гласность нарушала бы интересы правосудия".
Г-жа Эйри ссылается на Решение по делу Голдера от 21 февраля 1975 г., где Суд истолковал этот пункт таким образом, что он включает право доступа к правосудию для определения гражданских прав и обязанностей; она утверждает, что недоступная стоимость процесса препятствовала ее обращению в Высокий Суд за решением о раздельном проживании супругов, что является нарушением вышеупомянутого положения.
С этим утверждением единогласно согласилась Комиссия, однако оно оспаривается Правительством.
21. Заявитель хочет получить решение о раздельном проживании супругов. Безусловно, исход такого судебного разбирательства имеет "решающее значение для определения гражданских прав и обязанностей", которые a fortiori относятся к "гражданским правам и обязанностям" в смысле статьи 6 п. 1; поэтому она применима к настоящему случаю (см. Решение по делу Кенига от 28 июня 1978 г. Серия A, т. 27, с. 30 и 32, п. 90 и 95). Кроме того, этот вопрос в суде не оспаривался.
22. "Статья 6 п. 1 гарантирует каждому человеку право на рассмотрение судом любого требования, относящегося к его гражданским правам и обязанностям" (см. вышеупомянутое Решение по делу Голдера, с. 18, п. 36). Соответственно, это распространяется на право доступа г-жи Эйри в Высокий Суд для решения вопроса о раздельном проживании супругов.
23. На данном этапе представляется уместным рассмотреть утверждение Правительства о том, что заявитель ничего не выигрывает от положительного решения этого вопроса (см. п. 19 "b" выше).
Суд отвергает такую линию рассуждений. Раздельное проживание супругов - это средство, предусмотренное законодательством Ирландии, и каждому при соответствующих условиях должна быть предоставлена возможность воспользоваться им. Право выбора правового инструментария принадлежит заинтересованному лицу, и то обстоятельство, что выбор г-жи Эйри пришелся на такое правовое средство, которое меньше других подходит к ее конкретным обстоятельствам, не имеет никакого значения.
24. Правительство утверждает, что заявитель имела доступ в Высокий Суд, т.к. могла обратиться туда без помощи адвоката.
Суд не рассматривает такую возможность саму по себе как аргумент, решающий дело. Конвенция направлена на то, чтобы гарантировать не теоретические или иллюзорные права, а права, осуществимые на практике и эффективные (см. mutatis mutandis Решение от 23 июля 1968 г. по Бельгийскому делу о языках. Серия A, т. 6, с. 31, п. 3 in fine и 4; вышеупомянутое Решение по делу Голдера, с. 18, п. 35 in fine; Решение по делу Людике, Белкасема и Коча от 28 ноября 1978 г. Серия A, т. 29, с. 17 - 18, п. 42; и Решение по делу Маркс от 13 июня 1979 г. Серия A, т. 31, с. 15, п. 31). В особенности это относится к праву доступа к правосудию в свете того значения, которое имеет в демократическом обществе право на справедливое судебное разбирательство (см. mutatis mutandis Решение по делу Делькура от 17 января 1970 г. Серия A, т. 11, с. 15, п. 25). Поэтому надлежит установить, будет ли обращение г-жи Эйри в Высокий Суд без помощи адвоката эффективным, сможет ли она правильно и убедительно представить свое дело.
Взгляды на эту проблему Правительства и Комиссии противоположны. Суду представляется очевидным, что заявитель оказалась бы в невыгодном положении, если бы ее мужа представлял адвокат, а ее нет. Кроме того, по мнению Суда, было бы нереалистично полагать, чтобы заявитель могла эффективно вести свое дело, даже с учетом помощи, которую, как подчеркивал представитель Правительства, судья оказывает сторонам, которые действуют лично.
В Ирландии решение о раздельном проживании супругов нельзя получить в окружном суде, где процедура относительно проста, а только в Высоком Суде. Специалист в области семейного права Ирландии г-н Алан Дж. Шаттер считает Высокий Суд наименее доступным в системе правосудия не только потому, что "плата за представительство в нем очень велика", но также и в силу того, что "процедура обращения с исками очень сложна, в частности с исками о раздельном проживании супругов" (Family Law in the Republic Irland, Dublin, 1977, p. 21).
В таком процессе помимо того, что он затрагивает деликатные вопросы - требует доказательств супружеской измены, противоестественной практики интимных отношений или, как в настоящем случае, жестокости - для установления фактов приходится обращаться к экспертам, искать свидетелей, которые будут вызваны в суд и допрошены. Более того, споры между супругами часто настолько эмоциональны, что мешают объективному рассмотрению дела.
По этим основаниям Суд считает совершенно нереальным, чтобы человек, находящийся в таком положении, как г-жа Эйри (см. п. 8 выше), мог эффективно вести свое собственное дело. Эта точка зрения подкрепляется ответами представителя Правительства на вопросы Суда, которые показывают, что заявители были представлены адвокатом во всех без исключения 255 судебных процессах о раздельном проживании супругов за период с января 1972 г. по декабрь 1978 г. (см. п. 11 выше).
Суд делает вывод из вышесказанного, что возможность предстать перед Высоким Судом лично не дает заявителю эффективного права доступа, а потому не представляет собой внутреннего средства защиты нарушенного права, использование которого требует статья 26 (см. п. 19 "b" выше).
25. Правительство стремится провести различие между настоящим случаем и делом Голдера на том основании, что там заявитель был лишен доступа к правосудию в силу "объективного препятствия", поставленного перед ним государством: министр внутренних дел запретил ему обращаться за консультацией к адвокату. Правительство утверждало, что, в противоположность этому, в данном деле нет "объективного препятствия", исходящего от государства, и нет умышленных действий со стороны последнего, препятствующих доступу к правосудию; отсутствие доступа имело место якобы не благодаря властям, а единственно из личных обстоятельств г-жи Эйри, за что Ирландию нельзя считать ответственной.
Хотя различие между обстоятельствами этих двух дел отмечено, без сомнения, правильно, Суд не согласен с выводом, который делает из него Правительство. Во-первых, фактическое препятствие может нарушать Конвенцию точно так же, как и юридическое (см. вышеупомянутое Решение по делу Голдера, с. 13, п. 26). Более того, выполнение обязательств по Конвенции требует временами совершения со стороны государства определенных позитивных действий; в подобных обстоятельствах государство не может просто оставаться пассивным и "нет места различию между действием и упущением" (см. mutatis mutandis вышеупомянутые Решения по делу Маркс, с. 15, п. 31, по делу Де Вильде, Оомс и Версип против Бельгии, т. 14, с. 10, п. 22). Обязанность обеспечить эффективность права доступа к правосудию подпадает под категорию таких обязательств.
26. Основной довод Правительства строится на несогласии с мнением Комиссии, полагающей, что и при гражданско-правовых спорах государство должно предоставлять бесплатную юридическую помощь. На самом деле, утверждает Правительство, Конвенция только один раз говорит о такой помощи - статья 6 п. 3 "c" - применительно к уголовному процессу, и то с оговорками. Да и практика самой Комиссии не дает примеров признания права на бесплатную юридическую помощь при применении статьи 6 п. 1 Конвенции. Ирландия при ратификации Конвенции сделала намеренно оговорку относительно статьи 6 п. 3 "c", ограничив свои обязательства по правовой помощи по уголовным делам. Отсюда, однако, не следует a fortiori вывод о том, что она тем самым молчаливо согласилась предоставлять неограниченную правовую помощь по гражданским делам. Конвенция не должна толковаться таким образом, чтобы подталкивать государства на путь экономического и социального прогресса. Он должен носить постепенный характер.
Суд сознает, что дальнейшее осуществление социально-экономических прав в значительной степени зависит от положения - особенно финансового, - в государствах, о которых идет речь. С другой стороны, Конвенция должна толковаться в свете сегодняшних условий (см. вышеупомянутое Решение по делу Маркс, с. 19, п. 41), и она нацелена на реальную и практическую защиту человека в тех областях, где она действует (см. п. 24 выше). Хотя Конвенция говорит главным образом о гражданских и политических правах, многие из них в процессе реализации приобретают черты и ведут к последствиям социально-экономического характера. Поэтому Суд, как и Комиссия, считает, что то обстоятельство, что толкование Конвенции может затронуть и социально-экономическую сферу, не должно само по себе быть решающим аргументом против такого толкования; жесткой границы между этой сферой и содержанием Конвенции не существует.
Более того, Суд не разделяет точку зрения Правительства по поводу выводов Комиссии.
Оценку ситуации г-жи Эйри, не получившей доступа в суд, не следует распространять на все ситуации, предметом которых являются "гражданские права и обязанности". В определенных обстоятельствах возможность предстать перед судом лично, но без помощи адвоката, будет отвечать требованиям статьи 6 п. 1; это не исключено даже в отношении доступа в Высокий Суд. На практике многое зависит от конкретных обстоятельств.
Гарантируя тяжущимся эффективное право доступа к правосудию при определении их "гражданских прав и обязанностей", статья 6 п. 1 оставляет государству свободу выбора в использовании средств для этой цели. Система оказания юридической помощи, которая вводится сейчас в Ирландии для дел в сфере семейного права (см. п. 11 выше), составляет одно из таких средств, но имеются и другие, такие как, например, упрощение процедуры. В любом случае в функции Суда не входит рекомендовать, а тем более предписывать, какие меры следует принимать; все, что требует Конвенция, - это, чтобы лицо реально пользовалось своим правом доступа к правосудию на условиях, не противоречащих статье 6 п. 1 (см. mutatis mutandis Решение по делу Национального профсоюза полиции Бельгии от 27 октября 1975 г. Серия A, т. 19, с. 18, п. 39; и вышеупомянутое Решение по делу Маркс, с. 15, п. 31).
Вывод, сделанный в конце п. 24 выше, не подразумевает, таким образом, что государство должно предоставить бесплатную правовую помощь при разрешении всех споров, относящихся к "гражданским правам". Конвенция не дает оснований для такого широкого вывода.
Статья 6 п. 3 "c" относится только к уголовному процессу. Однако, несмотря на отсутствие подобного правила для споров по гражданским делам, статья 6 п. 1 может в некоторых случаях понуждать государство предоставлять помощь адвоката, когда она необходима для обеспечения реального доступа к правосудию либо по причине того, что по определенным категориям дел юридическое представительство является обязательным по внутреннему законодательству некоторых государств - участников, или в силу сложности процесса.
Оговорку Ирландии относительно статьи 6 п. 3 "c" нельзя толковать как относящуюся к обязательствам по статье 6 п. 1: соответственно, она не имеет отношения к делу.
27. Заявитель не смогла найти адвоката, который захотел бы представлять ее в суде. Комиссия сделала вывод, что причина этого - невозможность оплатить расходы, с этим связанные. Правительство выразило сомнение по поводу подобного вывода, но Суд находит его правдоподобным, ему не было представлено никаких опровергающих его доказательств.
28. Учитывая все обстоятельства дела, Суд находит что г-жа Эйри не имела реального права доступа в Высокий Суд для решения вопроса о раздельном проживании супругов. Соответственно, имело место нарушение статьи 6 п. 1.
III. О статье 14 в сочетании со статьей 6 п. 1
29. Поскольку решение о раздельном проживании супругов как средство защиты нарушенного права получить гораздо легче тем, у кого есть финансовые средства, чем тем, у кого их нет, заявитель считает себя жертвой дискриминации по "имущественному признаку" в нарушение статьи 14 в сочетании со статьей 6 п. 1.
Комиссия придерживалась мнения, что в свете ее вывода по поводу статьи 6 п. 1 рассматривать заявление под углом зрения статьи 14 нет необходимости. Правительство ничего не заявило по этому поводу.
30. Статья 14 не действует самостоятельно, она представляет собой особый инструмент защиты (запрет дискриминации) каждого из прав, охраняемых Конвенцией (см. inter alia вышеупомянутое Решение по делу Маркс, с. 15 - 16, п. 32). Статьи, воплощающие эти права, могут быть нарушены как таковые и / или в сочетании со статьей 14. Если Суд находит, что нарушение одной из статей Конвенции связано также с нарушением статьи 14, то он должен также рассмотреть дело в свете последней статьи, особенно если очевидное неравенство в связи с использованием права, являющегося предметом спора, представляет собой существенный аспект дела. Однако это не относится к нарушению статьи 6 п. 1, установленному в данном деле; соответственно, Суд не считает необходимым рассматривать данное дело в свете статьи 14.
IV. О статье 8
31. Г-жа Эйри утверждает, что, не обеспечив доступной судебной процедуры по вопросам семейного права, Ирландия не проявила уважения к ее семейной жизни, нарушив тем самым статью 8, которая гласит:
"1. Каждый человек имеет право на уважение его личной и семейной жизни, неприкосновенности его жилища и тайны корреспонденции.
2. Не допускается вмешательство со стороны государственных органов в осуществление этого права, за исключением вмешательства, предусмотренного законом и необходимого в демократическом обществе в интересах государственной безопасности и общественного спокойствия, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц".
В своем докладе Комиссия выразила мнение, что в свете ее вывода о нарушении статьи 6 п. 1, нет необходимости рассматривать жалобу на предмет соблюдения статьи 8. Однако во время устных слушаний главный представитель утверждал, что была нарушена и эта статья. Данное утверждение оспаривалось Правительством.
32. Суд не считает, что можно говорить о "вмешательстве" Ирландии в частную или семейную жизнь г-жи Эйри, которая жалуется по существу не на действия государства, а на его бездействие. Однако, хотя основной задачей статьи 8 является защита индивида от произвольного вмешательства со стороны органов государственной власти, она не просто обязывает государство воздержаться от такого вмешательства: помимо этого негативного предписания из нее могут следовать и позитивные обязательства, неотъемлемые от реального уважения частной или семейной жизни (см. вышеупомянутое Решение по делу Маркс, с. 15, п. 31).
33. Многие аспекты частной или семейной жизни в Ирландии регулируются законом. В том, что касается брака, он предписывает совместное проживание супругов, но в некоторых случаях возможно в судебном порядке установить раздельное проживание; это равносильно признанию того факта, что защита частной или семейной жизни может иногда требовать освобождения от обязанности совместного проживания.
Действительное уважение частной или семейной жизни обязывает Ирландию создать средства правовой защиты, по-настоящему доступные каждому, кто пожелает прибегнуть к ним. Однако заявитель таковых не имела; не имея возможности обратиться в Высокий Суд (см. п. 20 - 28), г-жа Эйри оказалась не в состоянии получить юридическое подтверждение факта раздельного проживания и тем самым стала жертвой нарушения статьи 8.
V. О статье 13
34. Утверждая, что она была лишена эффективных средств правовой защиты от обжалуемых нарушений путем обращения в государственный орган, г-жа Эйри ссылается на статью 13, которая гласит: «Каждый человек, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективные средства правовой защиты перед государственным органом даже в том случае, если такое нарушение совершено лицами, действовавшими в официальном качестве».
Комиссия выразила мнение, что в свете ее вывода о нарушении статьи 6 п. 1 рассматривать жалобу в свете статьи 13 нет необходимости. Правительство никаких заявлений по данному вопросу не делало.
35. Г-жа Эйри хотела осуществить свое право на раздельное проживание супругов, предусмотренное законодательством Ирландии. Суд уже указал, что эта ситуация подпадает под "гражданские права" в смысле статьи 6 п. 1 (см. п. 21 выше), и считает, что статья 8 обязывает Ирландию предоставить в распоряжение г-же Эйри реальную возможность осуществить в судебном порядке свое право на личную жизнь (см. п. 33 выше). Так как статьи 13 и 6 п. 1 в данном конкретном деле дополняют друг друга, Суд не видит необходимости определять, соблюдены или нет требования первой статьи: они менее жесткие и полностью поглощаются требованиями последней статьи (см. mutatis mutandis вышеупомянутое Решение по делу Де Вильде, Оомс и Версип против Бельгии от 18 июня 1971 г., с. 46, п. 95).
VI. О статье 50
36. Во время слушаний адвокат заявителя информировала Суд, что если будет признано нарушение Конвенции, ее клиент хотела бы получить справедливое возмещение в соответствии со статьей 50 по трем пунктам: реальный доступ к средствам правовой защиты при крушении брака; денежная компенсация за боль, страдания и душевные переживания; денежная компенсация за понесенные расходы, главным образом расходы на оплату адвокатов и другие траты специального характера. Величина компенсации по последним двум пунктам не была определена.
Правительство не высказало своих замечаний по вопросу о применении статьи 50.
37. Соответственно, хотя указанный вопрос и был поставлен на основании статьи 47 bis Регламента Суда, он еще не готов для решения. Таким образом, Суд обязан отложить решение этого вопроса и определить дальнейшую процедуру, принимая во внимание возможность соглашения между государством - ответчиком и заявителем (статьи 50 п. 3 и 5 Регламента).
ПО ЭТИМ ОСНОВАНИЯМ СУД
I. О предварительных возражениях Правительства
1. Отверг единогласно возражение Правительства о явной необоснованности жалобы;
2. Отверг шестью голосами против одного первую часть возражения Правительства о том, что внутренние средства правовой защиты не были исчерпаны (п. 19 "a");
3. Присоединил единогласно к рассмотрению по существу вторую часть возражения (п. 19 "b"), но шестью голосами против одного отверг его после рассмотрения по существу;
II. О существе дела
4. Постановил пятью голосами против двух, что была нарушена статья 6 п. 1 Конвенции, взятая в отдельности;
5. Постановил четырьмя голосами против трех, что нет необходимости рассматривать дело в свете статьи 14 в сочетании со статьей 6 п. 1.
6. Постановил четырьмя голосами против трех, что была нарушена статья 8;
7. Постановил четырьмя голосами против трех, что нет необходимости рассматривать дело в свете статьи 13;
8. Постановил единогласно, что вопрос о применении статьи 50 еще не готов для решения;
соответственно,
a) откладывает решение данного вопроса целиком;
b) приглашает Комиссию представить Суду в течение двух месяцев после получения настоящего Решения замечания Комиссии по данному вопросу, включая уведомление о мировом соглашении, которого могли бы достичь Правительство и заявитель;
c) откладывает решение вопроса о дальнейшей процедуре.

Совершено на английском и французском языках, причем оба текста являются аутентичными, и оглашено во Дворце прав человека в Страсбурге 9 октября 1979 г.

Председатель Жерар ВИАРДА
Грефье Марк-Андре ЭЙССЕН

Текст Постановления взят отсюда:
http://europeancourt.ru/uploads/ECHR_Airey_v_Ireland_09_10_1979.pdf
Поиск

Календарь
«  Август 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

Облако тегов

Погода в Шарье

Новости блога
[30.12.2014]
Изменения в уголовном законодательстве в 2014 году (0)
[02.06.2014]
Нравственные идеалы Екатерины II (0)
[04.05.2014]
О необычных людях и их странных развлечениях (0)
[30.03.2014]
Место и роль религиозных судов в современном обществе. Раввинский суд. (0)
[22.03.2014]
Лёд тронулся, или Несколько слов в адрес Постановления Конституционного Суда РФ от 25.02.2014 N 4-П (0)
[18.01.2014]
Новогодние «чудеса» (0)
[10.11.2013]
Слово в защиту компенсации репутационного вреда (0)
[10.11.2013]
Нарушения, допускаемые судами общей юрисдикции, через призму практики ЕСПЧ (0)
[10.11.2013]
Нужна ли ГПК глава 41? (0)
[10.11.2013]
Печать ИП как обязательное условие для оформления трудовых книжек, путевых листов и бланков строгой ... (0)

Архив записей

Счётчик
счетчик посещений

© 2018 Александр Овчинников При копировании материалов активная ссылка на мой сайт обязательна.Создать бесплатный сайт с uCoz

Рейтинг@Mail.ru